Стоимостный тупик – 25 Magazine, Issue 11

Стоимостный тупик – 25 Magazine, Issue 11

Нынешний ценовой кризис требует от нас четкого понимания факторов, определяющих прибыльность мелких хозяйств или, другими словами, их экономическую устойчивость.

АНДРЕА ЭСТРЕЛЛА (ANDREA ESTRELLA), СТИВ БУШЕ (STEVE BOUCHER) и КРИСТОФ СЕНДЖЕР (CHRISTOPH SAENGER) рассказывают о результатах недавнего научного сотрудничества между исследовательским проектом TRANSSUSTAIN Мюнстерского университета, Калифорнийским университетом в Дэвисе и Международной организацией кофе, которые могут помочь в установлении постоянного критерия прибыльности фермерского хозяйства.

Одной из причин, по которой критерий прибыльности фермерского хозяйства еще не был разработан, является сложность каждого вопроса, на который нам необходимо найти ответ. Для начала нужно дать четкое определение экономической устойчивости. Как вариант, можно попробовать установить, вышел ли производитель на самоокупаемость. Но что именно это значит? Во-первых, нам следует определиться с понятием времени. В случае с кофе имеет смысл брать в расчет период, начинающийся сразу после сбора урожая предыдущего года и заканчивающийся после сбора урожая текущего года. Затем нам нужно определить параметр, указывающий на то, вышел ли производитель на самоокупаемость в текущем году или нет. Мы используем традиционный показатель валовой прибыли, который представляет собой разницу между выручкой от производства кофе за последний год и производственными затратами. В свою очередь, выручка — это относительно простой показатель, определяемый путем умножения объема произведенной продукции на цену, полученную фермером.

Пока все хорошо. Но как быть с затратами? Здесь все несколько сложнее по двум причинам. Во-первых, кофе — это многолетняя культура, уровень и структура затрат на выращивание которой меняются в течение всей продолжительности работы хозяйства: от основания плантации, минуя годы наивысших объемов производства, до обслуживания молодых, еще не дающих урожая растений. Во-вторых, в производстве кофе занято огромное количество мелких хозяйств, которые имеют тенденцию дополнять наемный труд неоплачиваемым трудом членов семьи.

Эти особенности имеют большое значение при определении и оценке затрат текущего года, например затрат производителя, работающего на пятилетней плантации. С одной стороны, необходимо учесть часть постоянных затрат производителя на посадку кофейных деревьев, а также косвенные издержки на использование собственной земли, машинного и прочего оборудования. С другой стороны, также следует учесть альтернативную стоимость неоплачиваемого семейного труда, использовавшегося на кофейной ферме в течение года для выращивания и сбора урожая, т. е. сколько супруги и дети фермеров могли бы заработать в другом месте как наемные работники, если бы не трудились на семейных фермах бесплатно.

Выборка

Определившись со способом расчета затрат (см. главу «Расчет затрат: методология» на стр. 18), мы применяем свою методологию к набору данных. В этом исследовании использовались данные, собранные в рамках проекта TRANSSUSTAIN[1] Мюнстерского университета, целью которого является оценка эффективности добровольных усилий для соблюдения стандартов устойчивого производства. Мы используем данные случайной выборки примерно о 1900 фермерах, выращивающих кофе в главных кофейных регионах Колумбии, Коста-Рики и Гондураса. В Колумбии и Коста-Рике фермеры были отобраны из списков членов кофейных кооперативов. Что касается Колумбии, 745 фермеров были отобраны из трех кооперативов традиционного кофейного пояса (Eje Cafetero). В Коста-Рике 503 фермера были отобраны из пяти кооперативов, расположенных в кофейных регионах Вальес-Оксиденталь и Лос-Сантос. Наконец, в Гондурасе 659 фермеров, сотрудничающих с одним крупным фондом, были отобраны из северных, южных и западных кофейных регионов.

Среди фермеров, попавших в выборку, был проведен опрос, в ходе которого исследователи собрали подробную информацию по ряду аспектов, включая производство, маркетинг и затраты; сбор данных осуществлялся в период с марта 2016 г. по декабрь 2017 г.[2] Периодом оценки для Коста-Рики и Гондураса был сезон 2015/16 гг., но, учитывая тот факт, что в кофейном поясе Колумбии урожай собирают круглый год, периодом оценки для Колумбии был 2015 календарный год.

Получение «среднего»

Применив методологию к собранным данным, мы получили исходную картину: На рис. 1 представлены средние затраты на гектар, а также средние затраты с разбивкой на две категории: годовые эксплуатационные расходы (необходимые для получения годового урожая) и издержки на возмещение капитальных вложений (в землю, машинное и прочее оборудование и т. д.). Расходы на гектар составляют 1558 долл. США в Гондурасе, 3316 долл. США в Колумбии и 4044 долл. США в Коста-Рике.

Fig. 1: Average costs per hectare in USD, broken into “annual operating costs” and “capital recovery costs.”

Средние затраты на гектар в долларах США с разбивкой на «годовые эксплуатационные расходы» и «издержки на возмещение капитальных вложений».

При ближайшем рассмотрении можно увидеть на рис. 1 ряд интересных закономерностей. Во-первых, в каждой стране годовые эксплуатационные расходы преобладают над долгосрочными издержками на возмещение капитальных вложений. Доля эксплуатационных расходов в сумме общих расходов варьируется от 75% в Коста-Рике до 92% в Колумбии. Более низкая доля, отмечаемая в Коста-Рике, обусловлена более высоким качеством почвы, а также бо́льшими запасами тракторов и другой сельскохозяйственной техники у производителей кофе в Коста-Рике по сравнению с двумя другими странами.

Во-вторых, труд является самой большой статьей расходов. На оплачиваемый и неоплачиваемый труд приходится примерно 56% от суммы общих расходов в Гондурасе и Коста-Рике и до 75% от суммы общих расходов в Колумбии. В каждой стране на оплату труда, связанного со сбором урожая, уходит более 70% от общих трудовых затрат, что неудивительно, учитывая тот факт, что механизированная уборка урожая — редкое, а то и вовсе неслыханное явление в этих трех странах.

В-третьих, неоплачиваемый труд имеет большое значение как в Колумбии, так и в Гондурасе, где на него приходится приблизительно 18% от суммы общих затрат. Непринятие во внимание истинной стоимости неоплачиваемого труда может привести к серьезной переоценке рентабельности выращивания кофе в этих двух странах. В Коста-Рике, напротив, фермеры обычно платят работникам из состава их семей, поэтому неоплачиваемый труд составляет менее 4% в структуре общих затрат.

Процесс производства кофе в этих трех странах достаточно трудоемок, ввиду чего экономическая устойчивость отрасли крайне чувствительна к тенденциям оплаты труда на местном уровне. В действительности важной причиной меньших общих расходов, наблюдаемых в Гондурасе, является значительно более низкая заработная плата: средняя дневная заработная плата здесь составляет 8,4 долл. США по сравнению с 16,3 долл. США в Колумбии и 22,2 долл. США в Коста-Рике.

Наконец, даже несмотря на то, что издержки на возмещение капитальных вложений невелики по сравнению с годовыми эксплуатационными расходами, их игнорирование может привести к завышению оценки устойчивости, особенно в Коста-Рике, где земля стоит дорого и фермеры, попавшие в выборку, осуществляют значительные инвестиции в оборудование.

На рис. 2 центр внимания переходит с затрат на гектар к затратам на фунт зеленого кофе. Средние производственные издержки на фунт зеленого кофе оказались одинаковыми в Колумбии и Коста-Рике: 1,4 долл. США и 1,3 долл. США за фунт соответственно. В Гондурасе они составили 0,8 долл. США, т. е. примерно на 40% меньше, чем в первых двух странах. Это неудивительно, учитывая значительно более низкую стоимость рабочей силы в Гондурасе.

Fig. 2: Average costs per pound of green coffee in USD, broken into “annual operating costs” and “capital recovery costs.”

Средние затраты на фунт зеленого кофе в долларах США с разбивкой на «годовые эксплуатационные расходы» и «издержки на возмещение капитальных вложений».

Рассмотрим оба графика: показатель на рис. 2 более близок к значению устойчивости, поскольку он отражает цену за фунт, которую «средний» фермер в каждой стране должен получить, чтобы просто выйти на самоокупаемость. Чтобы понять, достиг ли «средний» фермер этого уровня, мы будем использовать для расчетов средние цены фермерских хозяйств за фунт зеленого кофе, заявленные Международной организацией кофе (International Coffee Organization, ICO) за 2015/16 производственный год, а именно: 1,19 долл. США в Колумбии, 1,25 долл. США в Коста-Рике и 0,88 долл. США в Гондурасе. Если ориентироваться на эти цены, тогда «средний» фермер в Гондурасе находится чуть выше уровня самоокупаемости. Однако в Коста-Рике и Колумбии ситуация более сложная, поскольку цена ICO не соответствует средней цене за фунт в этих странах.

Выход за пределы «среднего»

Пока мы рассматривали средние затраты. Это полезно, поскольку мы можем составить приблизительное представление о том, какую цену должны получить фермеры, чтобы добиться самоокупаемости, однако «среднего» фермера в природе не существует. В реальности каждый фермер принимает собственные решения о том, как управлять своим кофейным хозяйством. Эти решения также могут влиять на качество и, следовательно, на цену, которую производители получают за свой кофе. Кроме того, существует вероятность разницы в ценах за единицу ресурсов, например, если фермеры осуществляют закупки оптом через кооператив, а не в малых объемах как отдельные покупатели. Наконец, фермеры могут сталкиваться с неблагоприятными погодными условиями или рыночными потрясениями, которые, в свою очередь, влияют на урожайность, затраты и качество продукции. Короче говоря, нам известно, что существуют значительные различия как в затратах производителей кофе, так и в получаемых ими ценах. Таким образом, вполне вероятно существование значительного разброса в показателях доходности фермерских хозяйств разных регионов и даже внутри них.

Понимание этой неоднородности имеет большое значение для оценки серьезности «кризиса цен на кофе». Например, как было упомянуто выше, средняя цена, получаемая производителями в Гондурасе, составляет 0,88 долл. США за фунт, а средние затраты на фунт — 0,80 долл. США. Следует ли из этого сделать вывод, что кофейная отрасль Гондураса процветает? Безусловно, нет, по крайней мере пока у нас нет всех необходимых данных. Если подавляющее большинство фермеров в Гондурасе получают цену 0,88 долл. США и имеют структуру затрат, как у «среднего» фермера, т. е. 0,80 долл. США за фунт, это означает, что большинство фермеров имеют положительную валовую прибыль, и можно сделать вывод о том, что производство, по всей видимости, является экономически устойчивым (по крайней мере, в этом конкретном году). Но если мы видим значительные отклонения показателя валовой прибыли от значения «среднего» фермера, свидетельствующие о том, что значительная часть фермерских хозяйств далеки от уровня самоокупаемости, тогда как другие преуспевают, в таком случае мы придем к совершенно иному выводу.

Так каково же реальное положение производителей этих трех стран, попавших в выборку? На рис. 3 представлены интегральные функции распределения валовой прибыли для каждой страны, которые дают нам четкое представление об изменении данного показателя.

Fig. 3: Cumulative distribution functions of gross margin for each country. The horizontal axis plots gross margin (the difference between the price per pound received versus the cost per pound incurred by an individual producer). A value of zero is the “break even” point and implies that a producer received a price that just covered their costs. Negative values imply that the producer was not able to fully cover their costs, while positive values imply that the farmer’s revenues exceeded costs. The vertical axis represents the fraction of sample producers whose gross margin was equal to or less than the value on the horizontal axis. Higher values of the curve over the range of negative gross margin values indicate lower economic sustainability.

Интегральные функции распределения валовой прибыли для каждой страны. Горизонтальная ось означает валовую прибыль (разницу между ценой за фунт и затратами на фунт продукции отдельного производителя). Нулевое значение является точкой самоокупаемости и свидетельствует о том, что производитель получил цену, которая позволила ему только покрыть свои затраты. Отрицательные значения означают, что производителю не удалось полностью покрыть свои затраты, а положительные значения говорят о том, что доход фермера превысил его расходы. Вертикальная ось обозначает долю попавших в выборку производителей, валовая прибыль которых не превышала значения, указанные на горизонтальной оси. Чем больше значения кривой в диапазоне отрицательных показателей валовой прибыли, тем ниже экономическая устойчивость.

Возможно, вопреки ожиданиям, показатель доходности был наиболее высоким в Гондурасе. Рассмотрим точку (0, 0,25) на светло-серой кривой, которая представляет интегральную функцию распределения для Гондураса. Она означает, что 25% фермеров в Гондурасе, попавших в выборку, имели валовую прибыль, не превышающую нуль. Другими словами, 25% фермеров в Гондурасе, попавшим в выборку, не удалось выйти на уровень самоокупаемости, а 75% фермеров смогли добиться самоокупаемости или даже большей рентабельности. Показатель распределения валовой прибыли в Гондурасе очень похож на ситуацию в Коста-Рике (средняя кривая), где примерно 28% фермеров находятся на уровне самоокупаемости или не смогли на него выйти. Как увязать сходство распределения валовой прибыли с существенными различиями в затратах на фунт продукции в этих двух странах? Ответ на этот вопрос наверняка знают читатели, знакомые с производством кофе в этих двух странах Центральной Америки. Фермеры в Гондурасе получают значительно более низкие цены за свой кофе (по сравнению с фермерами Коста-Рики), но сохраняют конкурентоспособность благодаря гораздо меньшим затратам. Фермеры в Коста-Рике имеют более высокую урожайность с гектара, что позволяет им сократить производственные затраты на фунт продукции, а также они получают более высокие цены, чем их коллеги из Центральной Америки.

Ситуация в Колумбии вызывает большую обеспокоенность. В год исследования 53% фермерских хозяйств, попавших в выборку, были убыточными, а многие работали со значительными потерями. Например, чуть более 25% имели валовую прибыль менее (−) 0,5 (т. е. их затраты на фунт продукции превышали полученную ими цену как минимум на 0,5 долл. США). Эти результаты могут быть обусловлены возрастающими трудовыми затратами вкупе с несколькими неблагоприятными погодными потрясениями, приведшими к ухудшению качества кофе (и снижению его цены).

Как быть дальше?

Для мониторинга и оценки экономической устойчивости производителей кофе необходимо учитывать все затраты. Однако, как было показано выше, эти затраты трудно определить, учитывая сложность процесса производства кофе, в т. ч. то, что кофейное дерево — это многолетнее растение, а также широко распространенное использование производителями неоплачиваемого труда членов их семей.

Результаты этого исследования указывают на повод для беспокойства. Более четверти производителей в Гондурасе и Коста-Рике, попавших в выборку, не смогли выйти на уровень самоокупаемости даже в 2015/16 высокоурожайном году, но еще хуже дела обстоят в Колумбии, где более чем половине фермеров, попавшим в выборку, не удалось выйти на самоокупаемость. И, что немаловажно, несмотря на то, что большое внимание уделялось необходимости повышения мелкими землевладельцами качества их продукции для получения надбавок к цене, эти цифры свидетельствуют о том, что данное «решение» может быть эффективным, только если дополнительные расходы на обеспечение соблюдения стандартов качества не превышают надбавку к цене. Это одно из объяснений сравнительно более высокой доходности фермеров Гондураса, попавших в выборку, которые производят кофе более низкого качества со значительно меньшими затратами, нежели их коллеги из Коста-Рики и особенно из Колумбии.

Данное исследование подчеркивает важность таких научных инициатив, как TRANSSUSTAIN, которые позволяют получить высококачественные данные о производственных затратах из крупных репрезентативных выборок производителей. Эти данные помогают нам понять степень риска, которому подвергается экономическая жизнеспособность производителей в условиях текущих тенденций цен на кофе. Сбор надежных, высококачественных данных о затратах, отражающих разнообразие систем ведения фермерского хозяйства в странах, является сложной и ресурсоемкой задачей и необходим в кофейной отрасли для развития навыка отслеживания затрат и экономического состояния производителей в разных регионах. Поэтому первоначальные усилия ICO по изучению потенциальных методологий систематического сбора данных о затратах обнадеживают. Дискуссия, проводимая под руководством ICO по всей отрасли, привлекает заинтересованные стороны как из частного, так и из государственного секторов для решения проблемы влияния цен на кофе на экономическое положение фермеров и позволяет сделать рынок более прозрачным. Сбор данных о себестоимости продукции определен в качестве одного из приоритетов совместных действий, в рамках которых планируется разработать механизм для всеобщего сопоставления производственных затрат.

Наконец, как говорится в отчете Джеффри Сакса (Jeffrey Sachs) об устойчивом развитии кофейной отрасли, дальнейшее использование консервативного подхода приведет к обширному кофейному кризису, еще больше усугубит экономические проблемы производителей и повысит риски, связанные с поставками. Для обеспечения долгосрочной доходности кофейной индустрии необходимы решительные согласованные действия всех ее участников, правительств, НПО и отдельных лиц.

СТИВ БУШЕ, доцент кафедры экономики сельского хозяйства и ресурсов Калифорнийского университета в Дэвисе. АНДРЕА ЭСТРЕЛЛА, экономист-исследователь компании IMPAQ International, LLC. Имеет диплом доктора философии Мюнстерского университета, а также была приглашенным преподавателем Калифорнийского университета в Дэвисе. КРИСТОФ СЕНДЖЕР, старший экономист Международной организации кофе.

Расчет затрат: методология

Существует множество методологий для учета затрат. Мы широко применяем методологию, используемую в исследовании расходов и доходов, которая проводится Калифорнийским центром изучения сельскохозяйственных проблем (California Agricultural Issues Center) при Калифорнийском университете в Дэвисе.[3] Мы делим затраты на две основные категории: годовые эксплуатационные расходы и долгосрочные издержки на возмещение капитальных вложений. К годовым эксплуатационным расходам относятся все затраты, связанные с техническим обслуживанием и сбором урожая за год. Далее мы разделяем эксплуатационные расходы на три следующие категории: i) затраты на наемный труд; ii) стоимость неоплачиваемого семейного труда; и iii) затраты на материалы и ресурсы.[4] Существует ряд вариантов оценки неоплачиваемого семейного труда, но здесь мы выбираем простой подход и оцениваем неоплачиваемый семейный труд[5] в размере 60% от средней суммы местной заработной платы, выплачиваемой производителями, попавшими в выборку, за каждый вид деятельности.

Издержки на возмещение капитальных вложений распределяют стоимость крупных инвестиций по всему сроку действия кофейной плантации. Мы делим их на три следующие вида инвестиций: i) затраты на основание плантации; ii) затраты на землю; и iii) затраты на машинное и прочее оборудование. Опять же, существует ряд методов для расчета капитальных затрат, но в данном исследовании мы действуем следующим образом. Затраты на основание включают в себя расходы на подготовку почвы и высадку рассады. В каждой из трех стран нашего исследования мы сначала рассчитываем среднюю стоимость основания плантации на гектар земли в отношении фермеров, попавших в выборку, которые посадили новые деревья за 12 месяцев до исследования. Затем мы рассчитываем издержки на возмещение капитальных вложений, связанных с основанием плантации, как средние расходы на гектар в каждой стране, поделенные на 20 для равномерного распределения затрат в течение срока действия кофейной плантации. Издержки на возмещение капитальных вложений в землю рассчитываются как годовая выплата процентов по 20-летнему кредиту на покупку земли. Наконец, издержки на возмещение капитальных вложений в машинное оборудование рассчитываются как 50% текущей стоимости активов производителя, поделенные на 10, т. е. приблизительный срок действия их производительного ресурса.

 

[1] https: //www.uni-muenster.de/Transsustain/

[2] В частности, в Гондурасе сбор данных проводился с марта 2016 г. по декабрь 2016 г., в Колумбии — с июля 2016 г. по октябрь 2016 г., а в Коста-Рике — с февраля 2017 г. по декабрь 2017 г.

[3] Данные исследования расходов и доходов в отношении широкого спектра многолетних и однолетних культур, выращиваемых в Калифорнии, а также подробное описание методологии учета затрат опубликованы на веб-сайте https://coststudies.ucdavis.edu.

[4] Для упрощения мы включаем проценты по кредитам на эксплуатационные расходы в категорию «материалы и ресурсы»

. Поскольку относительно небольшое число фермеров взяли кредиты на эксплуатационные расходы, эти процентные издержки фермеров, попавших в выборку, незначительны и составляют менее 10% затрат на ресурсы.

[5] Для краткого ознакомления с методами оценки неоплачиваемого труда см. ССЫЛКИ НА ИСТОЧНИКИ.

Special Thanks to Our Issue 11 Advertisers

The print and digital release of 25, Issue 11 is supported by Bellwether Coffee, BWT Water+more, Cropster, Wilbur Curtis, DaVinci Gourmet, Faema, Lavazza, and Softengine Coffee One.

Вы являетесь членом SCA? Получите бесплатную подписку на печатную версию журнала 25 Magazine на английском языке на странице sca.coffee/signmeup.

Не состоите в SCA? Вступайте уже сейчас и поддержите миссию нашей некоммерческой отраслевой ассоциации на sca.coffee/join.