Обзор комплексной системы: разработка схемы международной кофейной индустрии – 25 Magazine, Issue 11

Обзор комплексной системы: разработка схемы международной кофейной индустрии – 25 Magazine, Issue 11

Прошел один год с тех пор, как Ассоциация спешиэлти кофе (SCA) приступила к реализации инициативы по противодействию кризису цен на кофе (Price Crisis Response, PCR), проект, рассчитанный на один год и направленный на подготовку отчета с рекомендациями о краткосрочных и долгосрочных мерах, которые могут быть предприняты для смягчения последствий кризиса.

ДЖЕНН РУГОЛО (JENN RUGOLO) встретилась с директором SCA по вопросам устойчивого развития КИМ ЕЛЕНОЙ ИОНЕСКУ (KIM ELENA IONESCU), чтобы узнать больше об одной из наработок, представленных в докладе, — о схеме международной кофейной индустрии.

Дженн Руголо (Дж. Р.): Предстоящий доклад о результатах инициативы PCR подготовлен на основе совместного исследования, целью которого было обеспечение разработки заинтересованными сторонами, т. е. членами сообщества кофе, текущих исследовательских задач в ходе семинаров, предусматривающих личное присутствие слушателей, а также посредством взаимного рецензирования. Какова была главная тема этих встреч, и каких целей вы хотели достичь?

Ким Елена Ионеску (К. Е. И.): Наша первая встреча состоялась в Нью-Йорке, и первая цель состояла в том, чтобы определить проблему такой, какой мы ее видели на тот момент, путем рассмотрения практических примеров из нашего прошлого, а затем составить список краткосрочных мер, которые пусть даже не решат эту проблему, но помогут нам двигаться в правильном направлении. Затем в Берлине прошло собрание еще одной группы для обсуждения четырех ключевых факторов, ввиду которых текущий кризис может затянуться. Участники встречи также попытались выявить порочный круг событий, определяющих закономерности, которые мы постоянно наблюдаем. Эти действия позволили нам выдвинуть гипотезу о «коренных причинах», не позволяющих выйти из этого порочного круга. Позднее мы собрались в Бразилии на нашем третьем мероприятии Avance, чтобы схематически представить существующую систему и точки воздействия, в которых мы могли бы разорвать этот порочный круг.

Дж. Р.: Глядя на эту схему, я понимаю, какую огромную работу вы проделали. С чего вы начали?

К. Е. И.: В общей сложности было примерно 75 участников, и мы заседали два дня за столами по 8—10 человек. Каждая группа рассматривала схему полного цикла производства и сбыта кофе, от посадки до использования конечным потребителем. Прежде всего, было нужно просто определить, на каком этапе цикла есть проблемы, не размышляя о том, у кого из его участников больше или меньше полномочий или как происходит распределение информации или средств на разных этапах. Просто подумать: кто еще здесь должен быть, чья функция не учтена. И благодаря составу участников этого мероприятия, более половины из которых были производителями кофе, причем существенная их часть была представлена мелкими фермерами из Центральной и Южной Америки, были названы многие действующие лица, о которых я, вероятно, даже не подумала бы, например агрохимические компании. Была отмечена важная роль транспорта, банков, доступа к кредитам.

Что действительно интересно, некоторые из этих функций были выявлены в самых разных местах; было непросто отобразить на листе бумаги роль, например, банка на каждом отдельном этапе, ведь у всех участников есть потребность в том или ином финансировании, даже если к нему невозможно получить доступ. Определив всех действующих лиц, которые должны быть в цикле — поскольку играют в нем определенную роль, и их следует отобразить на схеме, например НПО или водителей службы доставки, — мы начали обсуждать и устанавливать связи между всеми этими действующими лицами: сначала то, как они соотносятся друг с другом, а затем — каковы их функции на схеме полного цикла производства и сбыта кофе. Сразу после начала этого разбора наше обсуждение сосредоточилось на вопросе о том, чьи функции минимизируются, и выигрывают/проигрывают ли они от минимизации их функции на схеме.

Первая группа, о которой думают многие, или, по крайней мере, те, кто следит за работой SCA последние несколько лет, это сельскохозяйственные рабочие. Работники фермы не имеют четкого обозначения на схеме полного цикла производства и сбыта кофе. Она начинается с производителей, подтверждая лозунг «Производитель производит кофе!» В этом случае нам удалось определить, что отсутствие сельскохозяйственных рабочих на схеме объясняет отсутствие у них полномочий. Но ведь, когда мы ограничиваем торговлю кофе только его доставкой из порта отправления обжарщикам, мы упускаем из виду многих действующих лиц цикла. Импортер не владеет судном и не управляет им; это делает судоходная компания.

Еще труднее заметить влияние, оказываемое трейдерами, особенно в случае многонациональных компаний, которые могут предоставлять техническую помощь и доступ к кредитам и группировать все эти функции, поскольку на самом деле здесь трейдеры обладают большими полномочиями, ведь обычно трейдинг ассоциируется только с физической транспортировкой кофе из одного места в другое. Думаю, также можно утверждать, что такая позиция обесценивает их роль, но стоило нам начать определять концентрацию информации и полномочий, как мы задались вопросами: «Есть ли преимущество в том, что ваша функция не была четко сформулирована? Проявляете ли вы гибкость в отношении того, что вы делаете и какие преимущества вы предоставляете, и какие факторы определяют воспринимаемую вами меру вашей ответственности?»

Дж. Р.: Первое, что я заметила, посмотрев на готовую схему системы, это то, что она невероятно сложна и очень сильно отличается от изначально составленной вами схемы полного цикла производства и сбыта кофе, именно потому, что на ней отражены все эти сложные взаимосвязи. Почему важен переход от одной взаимосвязи к другой?

К. Е. И.: Да, схема полного цикла производства и сбыта кофе — это своего рода очень примитивный инструмент, который мы используем для объяснения сложных понятий простыми словами, но я не понимала всей его эффективности, пока мы не собрались и не начали говорить о том, кто выпадает из поля зрения, и к каким последствиям это может привести. Он позволил поднять все эти вопросы на поверхность и заставил меня сделать вывод о том, что, хотя я считаю его примитивным инструментом, мы используем его снова и снова, и что наше отношение породило нашу реальность, и очень многое обусловлено именно нашим способом мышления о кофе. Даже тем, что содержание схемы изложено слева направо, как некоторые из нас читают; что мы как бы «начинаем» жизненный цикл кофе в одном месте и «заканчиваем» его в другом; что существует связь только между теми этапами, которые указаны рядом друг с другом на исходной диаграмме. Мы знаем, что даже сейчас, даже при нынешней системе — которая не обязательно является системой, которую мы бы хотели иметь в будущем, — все действует не совсем так, как мы себе это представляем, и тем более не так, как должно действовать.

Дж. Р.: Некоторые утверждают, что исследований, проведенных в прошлом году в рамках инициативы PCR, например создания схемы для предстоящего отчета, недостаточно, и что мы слишком много говорим и мало делаем. Что все наши усилия чересчур академичны.

К. Е. И.: Одной из особенностей мышления при разработке процесса системных преобразований как подхода является заблуждение о том, что мы не можем сосредоточиться на его отдельных частях. Однако мы должны видеть целое и осознавать его сложность, что изменения происходят одновременно в нескольких пространственных и временных плоскостях, что изменения не бывают линейными. В отчете будут рекомендованы как краткосрочные, так и долгосрочные меры, если вам нужно и то и другое. На мой взгляд, важно понимать следующее: проблема, для реагирования на которую SCA создала инициативу PCR, является очень сложной и не имеет простого или краткосрочного решения. Это не значит, что мы не можем действовать в краткосрочной перспективе, однако эти меры не могут быть решением долгосрочной проблемы.

Мне импонируют люди, которые хотят действовать безотлагательно, и я никогда не скажу: «Не надо пока ничего предпринимать, подождите, пока не соберете дополнительную информацию». Но я хочу сделать так, чтобы люди знали, что мы рекомендуем гуманитарную помощь не потому, что она поможет решить ценовой кризис. Это проблема хронически низких цен, и ее невозможно решить гуманитарной помощью. Однако удовлетворение непосредственных потребностей людей в продовольствии также представляет собой проблему. Рискованно останавливаться на краткосрочных решениях (за внедрение которых мы, скорее всего, будем себя хвалить), поскольку эти решения, в конечном счете, являются решениями другой проблемы или одного небольшого аспекта гораздо более серьезной проблемы, которую вряд ли можно устранить путем принятия краткосрочных мер.

Дж. Р.: Как вы думаете, это новое схематическое представление системы помогает донести эту идею?

К. Е. И.: По крайней мере, я надеюсь, что это полезный инструмент для объяснения или наглядной демонстрации сложности ситуации, избавляющий от необходимости читать отчет, чтобы ее понять. Мы пытаемся изменить сложную систему, поэтому решения не могут быть простыми. На днях на одной встрече я сказала, что это не колесо вкусов, красивая картинка, которую можно повесить на стену (хотя в нынешнем своем воплощении оно действительно выглядит привлекательно). Позже я размышляла об этом, о сходстве и различиях между ними, а потом вспомнила, что в колесе вкусов нет решений. В нем не указано, какой вкус лучше или какой вкус вам следует искать как покупателю кофе; колесо просто содержит общий набор эталонных терминов для того, чтобы нам было легче понимать, о чем мы говорим, обсуждая кофе и его вкус. Отсюда можно сделать вывод: схематическое представление системы не является исчерпывающим и будет совершенствоваться, но оно является более эффективным ориентиром для кофейной отрасли, включая способ организации снабжения и получение конечного продукта. Это не просто чашка кофе на линейной схеме полного цикла производства и сбыта кофе; его участники генерируют прибыль и отходы, углеродосодержащие выбросы, создают средства к существованию для сельских общин, загрязняют воду. Система производит многое другое, помимо чашки кофе, которую мы рассматриваем как результат всей этой работы: от выращивания и переработки сырья до экспорта продукции.

Дж. Р.: Похоже, теперь, когда у нас есть более качественное наглядное изображение системы, еще очень многое предстоит сделать для ее изменения. Как вы думаете, в какой форме будет проводиться эта работа?

К. Е. И.: С самого начала реализации инициативы PCR мы использовали пояснительную графическую иллюстрацию для описания нашей предстоящей работы в течение года, и в конце этой иллюстрации сказано: «Внедрение в отрасль». Словно в шутку мы указываем это как последний этап: все, конец; будто мы способны сделать это всего за один год. Так что я понимаю, что решение этой задачи требует больше времени, чем отведено на проект PCR, однако внедрение его результатов в работу SCA начинается немедленно: данных проводимого нами исследования, разработанной нами учебной программы. Как это отображается на наших мероприятиях в части динамики отношений между покупателями и продавцами, и создают ли они препятствия для формирования более справедливой системы; как мы можем сделать их доступными или инклюзивными либо представить контент, который поможет нам идти в том направлении, в котором, по нашему мнению, должна двигаться вся отрасль?

Дж. Р.: Как человек, который давно работает в этой сфере, вы узнали что-то абсолютно новое? Вас что-нибудь удивило?

К. Е. И.: У меня была задача, и привилегия, размышлять о ценовом кризисе весь прошлый год, но даже я не осознавала, возможно, даже до семинара по составлению схемы, насколько важен аспект распределения стоимости. Начало этой работе положила следующая формулировка: «Стоит ли фунт продукции 1 долл. США? Если да, тогда это недопустимо мало, ведь люди не могут покрыть даже свои производственные затраты!» Но если цена резко возрастет до 1,50 долл. США за фунт, я не думаю, что наши проблемы исчезнут. Мы не можем гарантировать, что цены снова не упадут и производители не окажутся под огромным давлением, которое не ощущается ни остальными участниками цепочки производства и сбыта кофе, ни остальной частью системы.

Недостаток в решении этой проблемы отчасти заключается в следующем: мы называем кризисом то, что некоторые люди таковым не считают. Миграция населения из Центральной Америки происходит уже давно, так что некоторые утверждают, что просто происходит больше миграционных процессов. По аналогии: люди всегда имели долги, просто сейчас у них больше долгов. Тем, кого это не касается, вероятно, не кажется, что ситуация изменилась, но я считаю, что мы не сможем решить проблему, если не будем думать о ценности, которую можем создать в этой системе, а также о роли производителя в ней. Если думать, что нынешняя доля прибыли производителей является достаточной, система должна оправдывать эту идею, потому что у производителей иное мнение. Пока производители не начнут понимать, почему кофе продается по 5 долл. США за чашку, и пока их не будет это устраивать, мы не можем утверждать, что окончательно решили эту проблему. Нам следует думать, как это сделать.

Начав использовать схему для определения возможностей для выхода из порочного круга, мы стали замечать концентрацию ресурсов и информации. Существуют миллионы производителей, миллионы потребителей, но не миллионы трейдеров или обжарщиков. Схема дает нам данные о ценности, информации и денежных средствах. И теперь мы спрашиваем себя, в каком направлении можно изменить систему. Что можно сделать для более справедливого распределения прибыли?

КИМ ЕЛЕНА ИОНЕСКУ, директор SCA по вопросам устойчивого развития.

Несмотря на то, что на момент публикации данная схема находилась на стадии разработки, каждый ее черновой вариант дает материал для обсуждения, предоставляя новые знания о том, как работает (и не работает) кофейная система. Узнайте больше о структуре схемы и ознакомьтесь с ее окончательной версией для публикации в разделе «Новости SCA».

Special Thanks to Our Issue 11 Advertisers

The print and digital release of 25, Issue 11 is supported by Bellwether Coffee, BWT Water+more, Cropster, Wilbur Curtis, DaVinci Gourmet, Faema, Lavazza, and Softengine Coffee One.

Вы являетесь членом SCA? Получите бесплатную подписку на печатную версию журнала 25 Magazine на английском языке на странице sca.coffee/signmeup.

Не состоите в SCA? Вступайте уже сейчас и поддержите миссию нашей некоммерческой отраслевой ассоциации на sca.coffee/join.